«Современная Пермь неизмеримо сложнее древнегреческих Афин»

Версия для печатиВерсия для печати
04.11.2017

На прошлой неделе состоялась дискуссия на тему «Публичные пространства: места преступлений или новая Агора?».

В этот раз политологи, гражданские активисты, архитекторы и урбанисты обсудили проблему публичных мест в Перми.

В начале мероприятия участники согласились, что сегодня сложилось такое положение дел, когда собрание большого числа людей на улице воспринимается как чрезвычайная ситуация и мобилизует огромное количество городских ресурсов. Это вызывает напряжение, как у горожан, так и у властей. А современная Пермь и по числу жителей, и по кругу интересантов, и по характеру социальных связей неизмеримо сложнее древнегреческих Афин.

В ходе дискуссии были обозначены два полюса восприятия и значения городских публичных мест. Первый – публичные места как пространства для клубных и досуговых активностей. Второе – как места публичного выражения общественно-политических интересов.

Ниже приведены основные тезисы с учётом этих крайних позиций.

Пространства для клубных и досуговых активностей

Важно понять, для кого создаётся то или иное публичное место. Если получится попасть в заинтересованную аудиторию, то такое пространство может быть очень компактным и таких мест для разных групп горожан может быть множество. И следует понимать, что публичное место не может быть создано для абстрактного жителя города.

Для создания общественных пространств можно использовать два подхода. Первый – изучить потребности жителей территории и обсудить с ними варианты её обустройства. Второй – пригласить специалистов, которые сами определят, что лучше для этой развития этой территории.

Публично-политические интересы не важнее частных. Поэтому первые не нуждаются в особых преференциях. Все мероприятия и активности должны проходить на общих основаниях, которые уже сформулированы и закреплены в нормативных актах, но почему-то эти требования не соблюдаются самими властями. Вместо этого зачастую создаются искусственные барьеры для организаций или отдельных граждан, желающих организовать публичные мероприятия.

Нужен единый оператор (возможно независимый) и чёткое соблюдение правил, согласно которым и будут разводится желающие провести публичные мероприятия в зависимости от времени и места.

Можно рассмотреть зарубежную практику использования публичных мест в зависимости от времени суток. Например, во многих европейских городах городские площади вечером превращаются в места проведения различных городских активностей, а днём банально выполняют функцию большой парковки.

Важно, чтобы люди выходили на улицу не только выражать свои политические взгляды, но и просто проводили на ней как можно больше времени, а для этого улица должна быть наполнена разнообразными активностями и практиками и соответствующими местами. И когда проводить много времени на улице станет нормальным, то людям будет легче принять возможность публичного коллективного (политического) выражения мнения.

Люди не выходят на улицы, в том числе и потому, что наш город устроен по уже устаревшим градостроительным нормам. У нас есть места приспособленные под различные функции: озеленение, транспорт, административные, спортивные и т.д. На протяжении десятилетий эти функции никак не пересекались. Поэтому, когда вы идёте по тротуару, ничего примечательного на пути вам не попадается, а само уличное пространство приспособлено лишь для одного – транзита. И сегодня задача заключается в том, чтобы разнообразить это пространство, сделать больше «третьих мест».

Пространство для выражения общественно-политических интересов

Общественно-политические интересы должны превалировать над частными. Потому что город, даже по своей инфраструктуре устроен так, что даёт возможности обойти или объехать места, на которых проходят различные мероприятия. И интерес людей, которые открыто выражают свою позицию по той или иной проблеме, важнее желания сходить в магазин или погулять с собачкой.

Приоритет означает, что люди могут просто выйти на улицу или максимум уведомить городские власти о времени, месте и примерном количестве участников мероприятия. Понятно, что в нынешних политических условиях это не реалистично.

Различные парки, скверы, студенческие кампусы не стоит называть общественными пространствами, поскольку люди собираются на них для реализации своих частных интересов. Игра в мяч, выгул домашних животных и т.д. – это не про общественные блага и общественный интерес, а лишь частные практики или их совокупность, когда ты просто занимаешь удобное пространство для тех или иных форм деятельности вместе с людьми со схожими потребностями. Всё это не имеет отношения к реализации общественных практик и интересов жителей города в целом.

Кроме того, я и не вижу особого спроса на публичные места. Например, напротив ПГГПУ открылся Центр городской культуры, однако студенты туда не ходят. Хотя программа мероприятий и их содержание как нельзя лучше подходят для студенческой аудитории.

Если нет спроса на публичные места, то, что сначала нужно сделать: создать спрос или организовать пространство под него?

Сейчас есть спрос на общественные пространства, где люди могли бы свободно, без ограничений демонстрировать свои публичные и политические интересы. Тот же Центр городской культуры в данном случае скорее стал резерваций «для своих». А смысл публичных мероприятий в том, чтобы их видели другие.

В городе большое количество разных социальных групп, у которых потребность собраться и заявить о своих интересах может возникнуть раз в жизни. Например, обманутые дольщики. И такого безопасного пространства сегодня в городе нет.

Общее сокращение свобод, приводит и к сокращению людей на улице.

Все стали жутко озабочены проблемой безопасности, под предлогом обеспечения которой могут пресекаться общественные мероприятия.

Любые публичные пространства изначально, так или иначе, обустраивались и контролировались властями. К этому можно по-разному относиться, но это факт. В этой связи их даже принято разделять на тоталитарные и демократические. Например, наша эспланада яркий образец тоталитарного пространства, на котором на отдельного человека обрушивается влияния и мощь власти Советского Союза. То есть при проектировании любого общественного пространства закладывается эмоция, которая должна считываться человеком. Кстати, именно поэтому эспланада – отличное место для выражения протестов.

Общий подход должен быть такой, что проход многотысячного шествия по «Компросу» должен быть в принципе возможен, сейчас же это в принципе невозможно, если речь не идёт о майских мероприятиях.