Проступающее будущее: микротенденции большого города. Часть 3

31.05.2018

В рамках дня «Параллели» 26 мая на фестивале «Мосты» состоялась открытая дискуссия «Проступающее будущее: микротенденции большого города». Третий раз мы собрались на площадке фестиваля, чтобы обсудить микротенденции последнего года и обозначить семь маленьких изменений в жизни Перми, которые могут привести к большим переменам. Идея проведения подобной дискуссии у нас возникла три года назад. В какой-то момент мы обнаружили, что говорить о будущем очень страшно. Наши коллеги, наши соратники, наши противники, наши родные – все очень плохо разговаривают о будущем, потому что горизонт планирования очень низкий, всего 1,5-3 года. И мы попытались придумать удобный для обсуждения будущего формат, поэтому дискуссия о микротенденциях вызвали большой интерес – удобно обсуждать что-то на долгую перспективу, но при этом иметь ввиду то, что проявляется прямо у нас перед глазами.

Среди микротенденций этого года оказались: замена голосовыми сервисами печатного текста, появление «плохих» родителей, отказывающихся от гиперопеки детей, изменение банковской сферы, новые формы кооперации «на раёне», social friendly star, новые «неканонические» формы проведения государственных праздников, варианты психологической нормы.

Спикерами на дискуссии выступили: доктор психологических наук, заведующий кафедрой клинической психологии ПГНИУ Дмитрий Корниенко, многодетная мать Татьяна Волкова, начальник управления продаж ОАО АКБ «Транскапиталбанк» Ирина Орлова, преподаватель английского и переводчица Алина Александрова, управляющая Частной филармонией «Триумф» Юлия Балабанова, эксперты Центра ГРАНИ Максим Черепанов и Денис Самойлов.

«Голосовое вместо печатного: голосовые сообщения и команды, диктовка и перевод речи в текст. Зачем и почему?»

Резюме микротенденции: всё больше людей заменяют печатный текст звуками: используют голосовые сообщения и голосовые сервисы, слушают подкасты, набирают текст «под диктовку». Эта микротенденция является результатом противодействия двух направлений: текстовых сообщений и вербальной, аудиокоммуникации «вживую». Эти два формата развивались совершенно параллельно друг с другом, иногда пересекаясь, иногда соединяясь. И сегодня мы наблюдаем, как люди пытаются преодолеть недостатки этих двух способов передачи информации, через такую микротенденцию, как переход на аудиосообщения.

О причинах и перспективах «аудилизации» интернет-общения рассказал доктор психологических наук, заведующий кафедрой клинической психологии ПГНИУ Дмитрий Корниенко. По его мнению, такое поведение людей обусловлено несколькими недостатками текстовых сообщений. Во-первых, в тексте нельзя передать эмоции. Конечно, существуют смайлы и эмодзи, но насколько хорошо они передают невербальную информацию, насколько хорошо при помощи них понимают эмоции адресаты?  Например, когда вы пишите улыбку, вы пишите скобочку, а для европейцев скобочки не понятны, им надо обаятельно добавить двоеточие, чтобы эти символы воспринимались как улыбка. Во-вторых, технические недостатки, например, влияние погодных условий. Мы живем в условиях преимущественно «зимнего» климата, неудобно набирать сообщения в холод или дождь. Даже если вы в перчатках, это всё равное не так комфортно как руками. В-третьих, что для российских пользователей не совсем актуально, но задает определенную моду – использование голосовой почты и автоответчиков. Эти сервисы уходят в прошлое, а для аудиосообщений есть возможность прослушать позже или прослушать несколько раз, что является преимуществом по сравнению с обычным телефонным разговором. В-четвертых, влияние кроскультурных различий. Например, азиатские клавиатуры не удобны для использования, так как отнимают много времени на набор сообщения в силу особенностей азиатского письма. Также, если используется несколько клавиатур, то переключение между ними тоже отнимает время, а иногда и раздражает. Это тоже может быть причиной отказа от печатного текста в пользу аудиосообщений. Также недостаток невербалики приводит к возникновению конфликтов между людьми при непонимании сообщений, когда могут неправильно поставить ударение или не понять «интонацию» в тексте.

Развитие аудисервисов будет только нарастать и их использование может дать неожиданный практический эффект, например, общение с людьми, которые не умеют читать — иностранцы, которые понимают русскую речь, но не понимают текст, пожилые люди, которым трудно читать мелкий текст или маленькие дети, которые еще не умеют читать. И еще, скорее всего, на фоне ухода от текста мы будем наблюдать уменьшение грамотности речи, в будущем мы можем столкнуться с новым типом языковой безграмотности. Если сейчас мы умеем переводить непонятный текст в понятный, то видимо придётся научиться переводить непонятное аудисообщение, обогащенное эмоциями, в понятное послание.

«Новая форма отношений родителей и детей: уход от гиперопеки, возвращение к развитию самостоятельности детей»

Резюме микротенденции: Появляются «плохие» родители, которые не готовы отдавать всё свободное время детям, происходит уход родителей от гиперопеки. Они готовы предоставлять самостоятельность детям в передвижении по городу, общении с другими людьми, 

принятии каких-либо решений. При этом такие родители осознают потенциальные риски самостоятельности детей и готовы вместе с ними решать возникающие проблемы.

Многодетная мать Татьяна Волкова относит себя к такому типу родителей. Её монолог, который скорее похож на родительский манифест, обозначил основные причины и последствия этой микротенденции. По её мнению, лишая  детей самостоятельности, мы минимум лишаем их удовольствия – им тоже хочется ощущать, что они что-то могут сделать сами. Иначе у детей снижается чувство собственной значимости, возникают апатичность и нервозность. Татьяна не понимает родителей, которые не предоставляют самостоятельности детям, хотя сами росли в условиях, когда можно было «надеть ключ на шею и гулять во дворе».

Дети Татьяны с 6-ти лет были абсолютно самостоятельными во внешнем мире: сами ходили в воскресную школу, кружки и секции, в какие-то досуговые места.  Гулять во дворе без взрослых они начали с 3-х лет. По её мнению причинами такого положения дел стала лень: — «У меня пять детей, я могу родить ещё, но у меня лишь две руки, две ноги, одна голова – как бы мне этого не хотелось, физически я не разорвусь». Подключение бабушек или других родственников только осложняет жизнь родителям, потому что потребуется постоянная координация действий. Единственный выход, по мнению Татьяны – стать «ленивыми», т.е. «плохими» родителями с точки зрения общества – дать детям самостоятельность и выпустить детей одних во внешний мир. Главное – не ждать, что с твоим ребёнком обязательно должно случиться что-то плохое. Нужно проводить подготовительную работу с ребёнком и с другими членами семьи.

«Банк лопнул! Да здравствует банк!»: как новое потребление финансовых продуктов кардинально изменит банковскую сферу

Резюме микротенденции: меняется структура, объём и форма потребления товаров и услуг. Удешевление, а значит, и повышение доступности финансовых продуктов позволяет людям потреблять их значительно больше и при меньших издержках. Банки меняют жизнь людей, но и люди меняют банки, много «очных» сервисов уходит в дистанционные форматы, и многие не догадываются, насколько глубоко банки проникли в нашу жизнь.

По мнению начальника управления продаж ПАО «Транскапиталбанк» Ирины Орловой, наши взаимоотношения с банками уже начали меняться: «10 лет назад я наткнулась фразу Билла Гейтса «Банковская деятельность – да. Банки – нет». 10 лет назад мне казалось, что он не прав. А сегодня я понимаю, что банки меняются абсолютно во всём, начиная с самого порога: когда вы заходите, когда вы начинаете общаться со специалистом. Люди даже иногда не догадываются, что они контактируют с банком. Например, половина онлайн-платежей проходит без непосредственного обращения к банковским сервисам».

По мнению эксперта, последующие изменение будут касаться наличныхх денег. Сейчас людям интересны банкоматы, в которых есть функция снятия наличных, но вскоре может уйти и это, так как появятся другие взаимозаменяющие инструменты. Может это будет связано с магазинами, где мы сможем получать деньги на кассе или даже открывать счета и оформлять платежные карты. Самое важное в этой ситуации – потребитель не будет понимать, что в самом конце этих цепочек будет находиться банк.

Стоит принять во внимание, что эта микротенденция может повлиять на взаимоотношения между людьми. Когда нужны деньги в долг, люди обращаются за ними в банки. Но развитие всевозможных информационных платформ позволят снова брать деньги взаймы у знакомых с новыми гарантиями их возврата, например, уже сейчас можно переводить деньги внутри социальных сетей. Это могут быть новые формы ростовщичества.

Также изменения коснутся банковских фронт-офисов, например, могут исчезнуть   операционисты. Очень скоро, лет через пять, мы станем общаться с банком иначе, будут финансовые консультанты, которые будут планировать личный и семейный бюджет, будут определять, когда взять ипотеку, когда купить автомобиль, куда отправить детей учиться, какой профессии. Исчезнет большая часть банковских отделений в городах, эти помещения вернутся в общественное пространство, останутся только штаб-квартиры, потому что есть незаметная для клиентов работа банков. Но всё, что касается взаимодействия банка и клиента, присутственных мест – сократятся в значительном количестве.

«Разрушение монополии государства на “каноническое” проведение праздников и на установление особых дат»

Резюме микротенденции: Появляются новые форматы проведения государственных праздников. Люди создают индивидуальные траектории в общие для всей страны выходные и вкладывают иные смыслы в ту или иную значимую дату: 1 мая идут на пикник, а не на демонстрацию, 9 мая поминают своих погибших во время войны родственников и принципиально не смотрят парад Победы. Подобное «очеловечивание» праздников уже не стало редкостью, и эта тенденция в будущем может иметь достаточно большое число сторонников, чтобы пересмотреть каноны проведения того или иного праздничного дня.

Эксперт Центра ГРАНИ Максим Черепанов увлекается социальной антропологией, и в один из праздничных дней он подметил, что отношение людей к государственным праздникам стало меняться. По его словам, 1-го мая больше всего людей было на набережной, где они бесцельно проводили время за пикником. Многие из них, возможно, не принимали участия в официальном праздновании. По мнению эксперта, люди в этих маленьких компаниях на самом деле справляются со своим безразличием, которое они испытывают к этому празднику, а может и ко всем государственным праздникам. Для многих это просто длинные выходные. На самом деле за последние годы градус пафоса многих государственных праздников только вырос, есть люди, которые не находят себе в нём места – государственный праздник оказался соразмерен только стране и абсолютно не соразмерен отдельному человеку.

Но уже есть примеры очеловечивания такого рода праздников в Перми. Прежде всего, создание альтернативы является одним из способов, как можно приблизить праздник к людям,  например, монстрация в Мотовилихе на первомай. Другим способом является возвращение к исконному смыслу этих самых праздников. Та же монстрация – один из ярких примеров возвращения утраченного смысла первомая. Сюда же можно отнести 8 марта и акцию пермских феминисток, которые тоже пытались «вернуть людей в чувство», показать, что 8 марта – не просто день, когда дарят цветы женщинам, а имеет глубокий смысл, содержит в себе острые социальные проблемы.

Также к способам преодоления градуса государственного пафоса является пародия на государственные праздники. Монстрация и акция феминисток тоже содержала в себе элементы пародий. И дальше количество этих пародийных, но от этого только человечных практик проведения праздников будет увеличиваться.

Не всегда большие смыслы являются поводом для человеческого восприятия событий. Есть и пермские сюжеты, например, установка памятника пермскому поэту-футуристу и перформансисту Владимиру Гольцшмидту. «Переработка» локальной истории тоже снижает градус государственного праздника.

Люди ищут возможность встроиться в праздник и делают это по-разному, поэтому в будущем количество альтернативных треков внутри празднования будет только увеличиваться, и, возможно, какая-нибудь частная инициатива перехватит у государства «дирижёрскую палочку» и даст нам соразмерный человеку формат проведения официальных торжеств.

Social friendly star

Резюме микротенденции: Social friendly star – развитие соцсетей и разных околомузыкальных сервисов (включая блокчейн-решения). Возможность «дотянуться до звезды» в один клик и стать соинвестором её альбома. Кардинальное изменение структуры отношений между кумирами и поклонниками.

Управляющая частной филармонией «Триумф» Юлия Балабанова считает, что наметилась такая микротенденция, как уход от посредников, сокращение дистанции взаимодействия в шоу-бизнесе и музыкальной индустрии. После одного концерта в Перми Юлия обнаружила, что исполнитель самостоятельно искал площадку для выступления. Как оказалось, есть определенный слой исполнителей, которые принципиально не работают с концертными агентствами, не держат в штате продюсеров и другой вспомогательный персонал. Музыканты сами занимаются разработкой сайта, сувенирной продукцией, организацией концертов, арендой площадок и т.д. Точно также себя ведут в отношениях со зрителями.

По мнению Юлии, бум развития соцсетей породил такое явление, которое она назвала Social friendly star (звезда, которая находится очень близко, на дружеской дистанции со своими поклонниками). Такие звезды сами ведут инстаграм, где, например делятся проблемами и находят отклик – это очень доверительный разговор с многотысячной аудиторией. Примером таких исполнителей может быть Ян Мансет, который больше не работает с концертными агентствами, самостоятельно организует концерты, ведёт соцсети. В своих аккаунтах он выкладывает фото, общается со своими поклонниками, сам анонсирует выступления. Пусть это и отнимает много времени, но он готов делать всё это самостоятельно.

К такому явлению многие могут относится критически, так как думают, что исполнитель это делает от бедности или от жадности, может у него плохой характер и он не может найти себе персонал. Казалось бы – это неправильно, когда музыкант сам себя нарочито продаёт. Но что если он олицетворяет эту самую тенденцию сокращения дистанции. А различные электронные сервисы, в том числе с применение технологии блокчейн, обеспечивает не только доступ к продуктам творчества «звёзд», но и обеспечивают соблюдение авторских прав и выплату гонораров. Пример такой платформы – Вейс. Она выпустила т.н. токены – ценные бумаги на основе технологии блокчейн, которые являются инструментом инвестиции в своего музыканта. Фанаты покупают токены, тем самым финансируя, например, выпуск нового альбома. Это можно сравнить с краундфандинговой системой, только за вложения ты получаешь не подарок (футболку, имя в титрах и т.д.), а дивиденды от последующей продажи песен и т.д. В будущем музыкант, если чувствует, что идёт в гору, – может выкупить эти токены у фанатов, тем самым получая уже роялти самостоятельно.

Тем самым, совершенно меняется структура отношений между звездой и поклонниками. Уже получаются почти «соседские интонации» – они могут быть не только друзьями, но и со-инвесторами. Меняется интонация самих отношений, в то же время – звезда остаётся звездой, устраивает концерты, имеет тысячи поклонников в других городах и странах. Возможно, Ян – уже является рок-звездой будущего. Скорее всего у звёзд будущего не будет такой обширной аудитории и централизации, как сейчас, зато прямое тесное общение и отдача от аудитории обеспечены.

Благодаря современным технологиям (соцсети, площадки для продажи билетов и т.д.) можно в 2-3 сообщения найти связи, организовать концерт, даже если ты сам находишься в Перми, площадка – в Челябинске, а исполнитель – в Америке. Вот она – распределённость.

Высокочувствительные люди, как вариант нормы

Резюме микротенденции: В последние десятилетия в мире уделяется всё большее внимание вопросам ментального здоровья. Добралась ли данная тенденция до Перми, как меняется отношение людей к психологической помощи и насколько велико её значение.

Ни для кого не секрет, что нужно работать со своим здоровьем, и не только физическим, но и психологическим. Преподаватель английского и переводчица, local mental health enthusiast Алина Александровна отмечает, что вокруг нас живёт немало людей, страдающих ментальными расстройствами. Основная сложность заключается в том, чтобы распознать такое расстройство. Многие люди не понимают, что такое ментальное расстройство, как выглядят люди, например, с депрессией. А если и встречаются с человеком в депрессии, то обычно говорят ему: «Да это пройдёт, просто выдохни и расслабься».

Самые крайние формы расстройств часто заканчиваются самоубийствами. И если посмотреть статистику самоубийств, то она снижается с 2000 года. Причин может быть несколько и одна из них – люди вовремя диагностируют у себя кризисное состояние и не доходят до последней стадии.

В понятие ментальные расстройства входят: тревожные и аффективные расстройства, депрессия, психотические расстройства (например, шизофрения), расстройства пищевого поведения, мании, расстройства личности, посттравматические расстройства и т.д.

Суть этой микротенденции заключается в том, что люди сами начинают осознавать, что с ними что-то не так и не бояться обращаться за помощью к специалистам. Человек не прячется, рассматривает своё состояние как вариант нормы и пытается социализироваться: проводить время с друзьями, найти работу, завести семью.

Если говорить про работу, то тут интересно, что многие из них нормально живут в трудовом коллективе, сами работодатели могу знать о проблемах сотрудника и предоставлять ему необходимые условия: периодические отгулы для лечения и восстановления нормального состояния, командировку с возможностью отдохнуть. Если человек аутичен, то могут пойти на выделение отдельного рабочего места или организации работы на дому. В связи с этим возникают новые нормативно обусловленные обязательства у работодателя, например, связанные с охраной труда, интересно, как это будет развиваться.

Новая кооперация «на раЁне»

Резюме микротенденции: Формируются новые социальные связи в микрорайонах на базе онлайн сообществ. Мы можем не знать соседа по площадке, но знаем человека из дома напротив, потому что комментируем с ним одни и те же записи в тематическом паблике нашего района. Это своеобразный новый, дополнительный уровень социальной жизни микрорайона.

Спальные районы – придатки центра, выносные спальные места. Существующие социальные связи в окраинных районах, где десятилетиями формировались соседские и профессиональные связи, оказались разрушенными – какие-то заводы были закрыты, сменились поколения, люди приезжают-уезжают. Всё пришло к тому, что многие из нас не знакомы с соседями по лестничной клетке.

Но сейчас ситуация меняется. Обычно онлайн сообщества являются продолжением оффлайн активности: чаты, группы по интересам и т.д. Но стали появляться и обратные ситуации, когда из «онлайн» люди выходят в «оффлайн». Существуют примеры интернет-сообществ в микрорайонах города, в которых состоят их жители. И в этих сообществах наблюдаются тенденции к выходу в оффлайн: проводятся совместные вечеринки, возникают практики разного рода кооперации, например, финансовой, когда нужно одолжить что-нибудь и т.д. Более того, такие сообщества способны к коллективным действиям, например, для решения проблем микрорайона.